О будущем, настоящем и прошлом

На вопросы нашего корреспондента отвечает исполняющий обязанности ректора Шадринского государственного педагогического института Артур Дзиов.

– Артур Русланович, начнём с неприятного. Говорят, что Министерство образования РФ срезало финансирование ШГПИ в текущем году по сравнению с прошлым. Что собираетесь делать, на чём экономить, кого сокращать?

– В высшем образовании в настоящее время действует принцип нормативно-подушевого финансирования. Проще говоря, сколько студентов обучается, столько и денег вузу выделяют. Не секрет, что сегодня оканчивает школы и поступает в институты и университеты поколение, родившееся в середине 90-х годов прошлого века. А это кризисное время, период демографического спада, когда детей на свет появлялось сравнительно немного. Получается, что мы сейчас пожинаем плоды того времени. И подобная ситуация характерна не только для ШГПИ, но и для вузов по всей стране. Никто специально не срезает или, наоборот, не увеличивает финансирование, оно рассчитывается практически в автоматическом режиме. Но вопрос-то, если разобраться, не в количестве студентов, а в знаниях, которые они получают в стенах альма-матер. Как говорится, надо брать не числом, а умением, то есть качеством обучения, а оно у нас на традиционно высоком уровне. Что касается изменений, то этот термин не обязательно означает, что руководство будет кого-то сокращать или что-то срезать. Понятно, что мы, как и любая другая организация, исходим из реальных финансовых возможностей, но каких-то массовых изгнаний сотрудников за ворота вуза пока не планируется.

– В связи с предыдущим вопросом что можно сказать о судьбе здания на ул. Михайловской? Не придётся ли от него отказаться, в принципе, по причине отсутствия свободных денежных средств?

– Обратившись к истории вопроса, можно заметить, что проблема обеспечения педвузов просторными зданиями и помещениями существовала практически во все времена. Дело в том, что государство никогда не выделяло достаточных средств на развитие высшего педагогического образования, больше ценилось классическое техническое образование. В то же время, в вузах, подобных ШГПИ, росло количество студентов, особенно в 2000-е годы, а расширения площадей так и не происходило. Приходилось изыскивать внебюджетные средства, за счёт которых был возведён пристрой, который сегодня называется «сектор В». Также нам в своё время удалось оформить в собственность здания на ул. Кондюрина и ул. Октябрьской. По поводу здания на ул. Михайловской история запутанная и забюрократизированная. Ранее оно принадлежало Министерству обороны РФ, и нам его передали как общежитие. Чтобы перевести его из жилого фонда в учебный корпус, пришлось потратить не один год и согласовать кучу документов. Недавно выяснилось, что Правительством РФ не был утверждён порядок рассмотрения вопроса. Сейчас вроде бы и порядок утвердили, но перечень документов, которые нужно предоставить для успешного решения вопроса, пока неизвестен. Так что расширение учебных площадей опять откладывается на неопределённый период. Отмечу, что внутренний ремонт в здании проведён в полном объеме, туда осталось завезти только мебель.

– Как обстоят дела с набором, по-прежнему ли ШГПИ пользуется популярностью у абитуриентов? Сколько студентов обучается на бюджете, и за скольких платят родители?

– Да, в наш вуз поступают выпускники из различных муниципальных образований Зауралья северо-запада Курганской области, соседних регионов – Свердловской и Тюменской областей, ХМАО, ЯНАО и близлежащих государств – Казахстана и Туркменистана. На бюджетных местах очного отделения в настоящее время насчитывается порядка двух тысяч студентов, внебюджетников же на очном учится сравнительно немного. Немалое количество будущих специалистов обучается на заочном отделении, а всего в ШГПИ сегодня получают знания порядка пяти тысяч человек. Печально только то, что понятие «специальность» постепенно утрачивает свой традиционный смысл, так как, согласно новому законодательству, вводится термин «высшее образование» вместо «высшее профессиональное образование». Опять же подобная инициатива исходит не от нас, а от государства.

– С решениями государства в различных областях можно спорить долго. Вот одна из последних инициатив: депутат Госдумы РФ, глава юридической службы КПРФ В. Соловьёв обратился к министру образования и науки РФ Д. Ливанову с просьбой ввести мораторий на повышение платы за обучение в госвузах сроком на три года. По мнению Соловьева, в текущей экономической ситуации рост стоимости обучения может оказаться чересчур высоким для учащихся и их родителей. Как вы относитесь к подобному предложению, не связывает ли оно вам руки?

– Этот вопрос очень многогранный, потому что, с одной стороны, есть социальные потребности обучающихся и их родителей, которые заинтересованы в том, чтобы меньше денег расходовать на обучение. А с другой стороны, есть понятие себестоимости и норматива на стоимость обучения одного человека, которые определяет государство. Оно же, собственно, и доводит те или иные цифры до вузов. И получается, что у руководства уже связаны руки, так как обучение студентов по такому-то направлению стоит столько-то, и мы не можем тратить на обучение меньшие средства. Ведь, если мы потратим меньше, это будет означать, что мы недоучили будущего специалиста, не дали ему качественные знания. А вот тратить больше средств, чем определено свыше, нельзя. Но ведь вузу нужно воспроизводить и пополнять материальную базу, покупать оборудование, оплачивать работу профессорско-преподавательского состава и так далее, и тому подобное. Так что здесь можно понять и депутатов, которые заботятся о благосостоянии народа и собственном пиаре, и в то же время не стоит забывать и о руководстве вузов, которое заинтересовано в том, чтобы получать средства на существование и развитие в достаточном объёме.

– Артур Русланович, гуманитарные специальности сегодня мало востребованы, больший приоритет на уровне государства отдаётся техническим. На них и деньги выделяют, и эксперименты проводят, и так далее. В связи с этим вопрос: не переизбыток ли у нас учителей?

– Учителей, как бы это парадоксально ни звучало, у нас не хватает и такая ситуация будет складываться все последующие годы. И вот почему: в связи с тем, что в настоящее время повышается рождаемость, не хватает мест в детских садах. Только в Шадринске одно ДОУ было сдано в конце прошлого года, второе планируется запустить в самом скором времени. А это значит, что для успешного их функционирования потребуется набирать персонал. Соответственно, возникает потребность в педагогах дошкольного образования, а если заглянуть в будущее, то и в учителях начальных, средних и старших классов. Преподавательский состав в школах становится старше и, нисколько не умаляя заслуги ветеранов педагогического труда, нужно давать дорогу молодым, позволять им набираться опыта.

– Получается, что учителей в школах как не хватало, так и будет не хватать, если следовать вашим предположениям. Что же нужно делать в сложившейся ситуации?

– Необходимо менять подход к образованию, в том числе и педагогическому, начиная со средней школы. Допустим, если ребёнок, обучающийся в средней школе, проявляет интерес к определённым предметам, стоит поддерживать его, а затем директору школы нужно добиваться, чтобы он и другие способные ребята смогли поступить в вуз по целевому набору, сделать так, чтобы практику будущие специалисты проходили в той же школе, из которой выпустились, а затем пришли туда же работать на подготовленную для них вакансию. То есть директор учебного заведения должен быть на 100 процентов уверен в том, что через определённый срок к ним придёт работать учитель конкретного предмета. Исходя из этого, она должна будет запланировать затраты на его заработную плату и другие вопросы. И это будет правильнее, чем то, что на протяжении пяти лет обучения преподаватели пытаются внушить студентам мысль о том, что после получения диплома неплохо было бы поработать в школе. То есть подходы к подготовке будущих педагогов нужно расширять и систематизировать.

– Уверенно ли пединститут смотрит в будущее? Каким образом будет приниматься решение о новом ректоре – посредством выборов, либо всё решат чиновники из Министерства образования РФ?

– Начнём с того, что у ШГПИ есть избранный подавляющим большинством голосов ректор Людмила Ивановна Пономарёва, полномочия которой действуют до 2017 года. Другое дело, что она временно отстранена от исполнения обязанностей. Так что вопрос о выборах или назначении ректора впору решать тогда, когда он назрел, а у нас ситуация другая. В будущее наш вуз смотрит уверенно, и причин тому, почему мы должны озаботиться решением данного вопроса, пока нет.

– Самостоятельность вуза и объединение с КГУ – это на сегодня решённый вопрос, и каков механизм данного процесса?

– Проблема эта возникла не вчера и не сегодня, как вы знаете. Вообще, создавать филиал из полноценного вуза – не очень хорошая идея, так как, если окинуть взглядом образовательное пространство Шадринска, можно прийти к выводу, что у филиалов нет будущего. Прекратил своё существование филиал ТюмГУ, не ведёт набор студентов МГГУ им. Шолохова. Вообще, слово «филиал» в последнее время становится едва ли не ругательным. В разные годы Курган пытался отхватить различные лакомые куски, но самостоятельность ШГПИ удалось отстоять тогда, думаю, удастся решить вопрос в нашу пользу и сейчас, в том числе и благодаря принципиальной позиции, занятой бывшим главой нашего города, а теперь губернатором Курганской области Алексеем Кокориным, за что ему огромное спасибо.

– Спасибо за беседу.

Петр Осинцев

(газета «Ваша выгода», январь 2015)

  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
  • partner
Наверх