Книги много выигрывают, если их не читают. Поглядите хотя бы на наших классиков.
Шоу Д. Б.

Где растут макароны?

1 апреля    «Весна нынче рано пришла в Европу, вот и урожай спагетти в Швейцарии снимут раньше обычного…»
1 апреля 1957 года в передаче ВВС «Panorama» был показан сюжет о небывалом урожае спагетти в Тичино, Швейцария. И всё благодаря новому химикату, уничтожившему очень опасного вредителя – макаронного долгоносика. 1 апреля

 Дополнительный вес сообщению придал закадровый голос авторитетного диктора Ричарда Димблби:

– Конечно, в этой стране сбор спагетти не достигает таких промышленных масштабов, как в Италии, – рассказывал ведущий программы, – многие, наверное, видели фотографии грандиозных плантаций в долине реки По. В Швейцарии же это, скорее, небольшой семейный бизнес…

В 1950-х гг. макароны не были в Великобритании повседневным блюдом, и были известны в основном как консервированные спагетти в томатном соусе. Частично сюжет был снят на (ныне закрытой) фабрике макаронных изделий на Лондон Роуд, Сент-Олбанс, Хертфордшир, а также в гостинице в Швейцарии.
Британская общественность буквально взорвалась: телекомпания не справлялась с хлынувшими расспросами любопытных граждан, телефоны редакции канала раскалились от тысяч звонков. Граждане требовали раскрыть секрет выращивания макаронных изделий. Не без оттенка сарказма в голосе, журналисты приоткрывали завесу тайны и делились: «Положите ваш любимый сорт в емкость, добавьте соуса томатного и ждите, надеясь на лучшее». А вот о реакции опомнившихся зрителей история, к сожалению, умалчивает.

1 апреля 1 апреля 1 апреля

Программу BBC «Spaghetti-Harvest in Ticino», которая вышла 1 апреля, просмотрела аудитория примерно в 8 миллионов человек.  Розыгрыш об урожае макарон был признан лучшим в истории.

1 апреля   Однако, более ранняя идея выращивания спагетти (точнее, макарон) пришла из юмористической повести «Приключения капитана Врунгеля» 1939 г., отрывок из которой мы и предлагаем прочитать.

 Андрей Сергеевич Некрасов. Приключения капитана Врунгеля.
Отрывок из главы VIII:

Мы шли вдоль берегов Эритреи. Лом спал в каюте. Фукс – на палубе. Ураган стих, все предвещало спокойствие. Вдруг перед самым рассветом слышу где-то в море раздирающий душу крик.
– Все наверх! Человек за бортом! – крикнул я. – Руль на борт, поворот оверштаг!
Экипаж мгновенно принимает необходимые меры: полетели в море спасательные средства – круги, шары, концы… и вот поднимают на борт потерпевшего.
Гляжу – унтер-офицер в мокром виде. Внешностью не блещет, однако отряхнулся, прокашлялся и взял под козырек:
– Сержант итальянской армии Джулико Бандитто к вашим услугам.
– Да какие уж тут услуги! – говорю я. – Скажите, дорогой мой, спасибо, что так обошлось, да расскажите, как вы сюда попали и что мне с вами делать?
– Прогуливаясь в нетрезвом виде, сдут ветром в море. Прошу вас, капитан, высадить меня в любом месте на итальянском берегу.
– Э, батенька, – говорю я, – далеконько же вас занесло! Италия-то вон где…
– Италия везде, – перебил сержант. – И здесь, – показывает направо, – Италия, и здесь, – показывает налево, – Италия… Весь мир – Италия!
Ну, я спорить не стал. Думаю: «Хмель-то у него еще не прошел, так чего с пьяным разговаривать?»
Опять же пришлось принять во внимание, что в те годы такие вот молодчики в Италии взяли верх над народом и весь мир собирались к рукам прибрать. И невдомек было этим жуликам и бандитам, что их главный бандит до того высоко сапоги занесет, что так, вверх сапогами, его и повесят…
Ну, а тогда ходил он еще вверх головой и чужую землю топтал. Да-с.
В общем, я возражать не стал. Думаю: «Разделаюсь поскорее с таким гостем, и то хорошо».
– Ладно, – говорю, – Италия так Италия. Куда вас поточнее-то? Сюда или туда?
– А вон, – говорит, – туда, к тем скалам, прошу вас.
Ну, я, ничего не подозревая, причаливаю к скалистому берегу, подаю сходню. Тут мой сержант опять берет под козырек:
– Благодарю вас, господин капитан. А теперь потрудитесь сойти с судна.
– Полноте, батенька, некогда мне, да и не к чему. Идите уж…
– Ах так? – говорит он, достает свисток, и вдруг, понимаете, из-за скал налетает рота головорезов. Щелк-щелк! – и, гляжу, весь мой экипаж в наручниках, и я в том числе.
Подхватили нас под микитки и повели по сильно пересеченной местности. Кругом скалы, горы, бесплодная почва… Ну, привели в лагерь, доложили. Мы стоим, ждем.
Наконец выходит полковник с тарелкой в руках; стоит, уплетает макароны.
– Ага, – говорит, – вторглись на итальянскую территорию. Все ясно: судно конфисковать, людей поставить на полевые работы, о дальнейшем запросить Рим.
Ну, и погнали нас на работу. За день мы намучились, проголодались. Хорошо еще Фукс запустил руку в торбу к мулу, извлек горсть овса – только и поели.
А к ночи приходит сержант Джулико. Пожалел все-таки, отблагодарил за спасение: принес тарелку макарон из своего пайка.
Неприятно принимать такие подачки, но голод, как говорится, не тетка. Я разделил макароны по-братски, отведал. Лом – тот отсутствием аппетита никогда не страдал – набросился, а Фукс, смотрю, чванится: понюхал и нос воротит.
– Разве это макароны? – говорит он. – Это же скверная подделка. Ай, господин сержант, у вас здесь такой благодатный климат, а вы всякую дрянь едите и кукурузу сеете! Да здесь можно такую макаронную плантацию развести, что на всю Италию хватит! Вы доложите полковнику: я, если угодно, сделаю опытную посадочку. У меня и рассада есть – на судне осталась.

1 апреляЯ глаза вытаращил: до чего же врет парень! А Джулико этот уши развесил и действительно побежал докладывать. И что бы вы думали: отдали нас в распоряжение Фукса, отвели ему участок, принесли с «Беды» макароны, кругом поставили караул. Сам полковник пришел.
– Сажайте, – говорит, – но смотрите: обманете – шкуру спущу!
Я вижу – этот действительно спустит, ну и решил предостеречь Фукса.
– Бросьте вы это дело, – шепчу я, – ведь ничего не выйдет, кроме неприятностей…
А он только рукой махнул:
– Будьте покойны, Христофор Бонифатьевич. Только тихо!

1 апреляИ вот, понимаете, раскопали мы, не торопясь, грядки. Фукс на виду у всех наломал макароны, посадил, поливает.
И представьте, через три дня взошли! Сперва этакие, знаете ли, зеленые росточки, потом листочки…
Фукс ходит, окучивает, рассказывает итальянцам:
– Это вам не какая-нибудь дешевая подделка, это натуральный продукт! Вот вырастут повыше, станут в рост человека, тогда вы их косите, листья обламываете на корм скоту, а стебли бросаете прямо в кастрюлю, варите – и получаете превосходное кушанье.
И поверили итальянцы. Да и я, признаться, поверил. Убедительно. Растут ведь. Факт! И вот этот полковник спрашивает:
1 апреля– Нельзя ли засеять все поле?
– Нет, почему же, можно, пожалуйста, – говорит Фукс, – только семенного материала маловато. А если ваши сеять, их надо спиртом поливать, иначе не взойдут.
– Ну что ж, мои молодцы польют, – говорит полковник и распорядился.

На другой день выкатили цистерну спирта, высыпали все макароны, что были, соорудили цепы, обмолотили, засеяли и пошли поливать. Но только, знаете, на поле немного попало, все больше в рот солдатам. Вечером и полковник прибыл, тоже пригубил, и такое пошло веселье по всему лагерю: песни, шум, драки начались. А к ночи взошла луна, лагерь утих, только храп слышен по полю. А мы скорее на берег, на «Беду». Подняли паруса и пошли.
– Ну, – говорю, – Фукс, вам бы агрономом быть, а не матросом. Как это вы достигли такого совершенства? Ведь это чудо, чтобы макароны проросли.
– Никакого чуда, Христофор Бонифатьевич, просто ловкость рук, – отвечает Фукс. – У меня горсточка овса осталась в кармане, а с овсом не то что макароны – окурки и те взойдут.

Вот оно как. В общем, благополучно ускользнули. Ну, а на другой день я обогнул мыс Гвардафуй и пошел прямо на юг.

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш комментарий